sportarena.by
Жидких: «Когда в Витебске играл, мобилки были только у молодых. Старики смотрели на нас и охреневали»

Жидких: «Когда в Витебске играл, мобилки были только у молодых. Старики смотрели на нас и охреневали»
...

Рекордсмен Экстралиги о своем рекорде, почетном возрасте, совете себе 16-летнему и агентах.

Белорусский хоккейный сезон динамично выруливает на финишную прямую. Увлекшись полуфинальными разборками, можно было упустить важное событие: 36-летний нападающий Шахтера Александр Жидких провел 1000-й матч в Экстралиге. «Вжик», как его называли в хоккейной тусовке, начинал карьеру в витебском Химик-ШВСМ в далеком 2000-м. Все остальное – уже история. Жидких — 4-кратный чемпион Беларуси, лучший снайпер и ассистент в истории национального первенства. Единственный хоккеист, который набрал больше 700 очков в элите белорусского хоккея. Если вы вдруг никогда не сталкивались со вселенской несправедливостью, то это одна из них: на протяжении всей карьеры нападающий был на ведущих ролях в белорусском чемпионате, однако так и не провел ни одного официального матча за националку.

В интервью корреспонденту Sport Arena Владу Воронину хоккеист объяснил, почему не пригодился сборной, какой совет дал бы себе 16-летнему, а также рассказал, как поменялся хоккей за двадцать лет.

Как не пресытиться хоккеем в 36 лет, 1000 матчей в Экстралиге и взаимоотношения с партнерами

«Чувствую ли я себя дедом в команде? Нет, таких ощущений нет. В нашей команде все равны. Разве что ребята помоложе немножко чувствуют дискриминацию, когда, например, шайбочки нужно собрать после тренировки или баулы закинуть в автобус. Еще ребята постарше на правах самых опытных могут во время плей-офф сказать какие-то важные слова, дать напутствие, местами завести, чтобы ребята действовали пособраннее. Сейчас, конечно, поколение чуть-чуть другое. Как говорят, поколение гаджетов. В мое время все было иначе — дети улицы, а сейчас многое поменялось… Молодые приходят наглыми в хорошем смысле слова. Если раньше молодой хоккеист попадал в команду профессионалов, то смотрел ребятам на год-два старше в рот. А сейчас на разницу в пять-десять лет никто не обращает внимание. Естественно, кто уже в солидном возрасте — к тем более-менее уважительно относятся, но такого, как раньше, уже нет».

Фото: группа Шахтера Вконтакте

«Ребята поздравили с тысячным матчем в чемпионате Беларуси. Тем более приятно, что юбилейная игра совпала с победой над Неманом. Парни в пятом матче серии своим большим трудом сделали подарок себе, болельщикам и мне. Потому что пятая игра – определяющий момент серии. Есть статистика: кто побеждает в пятом поединке, тот имеет больше шансов выйти в следующий раунд. Понимали это, держали в уме и победили. В общем, все молодцы.

У меня за плечами много матчей, но победами невозможно насытиться. Такой кайф и адреналин — выходить на очередную встречу плей-офф, не описать словами. К тому же, между трофеями большой промежуток времени. В Гомеле подобралась классная команда, но за семь лет так ни разу и не сыграли в финале. Еще помогает не пресытиться победами то, что последние несколько лет удавалось выходить в финал с разными коллективами. Скажу больше, на старте этого сезона все партнеры осознавали: Шахтер на протяжении четырех лет не может сыграть в финале, поэтому первоочередная цель была попасть в решающий поединок турнира. Во время первых сборов — тренеры, руководство клуба, города, Беларуськалия заряжали нас на победу в Кубке президента. Поэтому мы шаг за шагом шли к этой цели. Полагаю, сделали большое дело, хотя еще не до конца, поэтому не расслабляемся и готовимся к финалу».

Самый памятный матч в карьере, тяжелейший период и совет себе 16-летнему

«Наверное, самый запоминающийся матч в карьере, который первым приходит на ум, — это противостояние с Юностью. Если точнее, те шесть овертаймов и досадное поражение. По-моему, мы начали около 17:00, а закончили чуть ли не на следующий день… Такие матчи не забываются. После четвертого овертайма на пацанов было жалко смотреть. У меня, например, сводило ноги, когда выходил на пятый, шестой овертайм, потому что мышцы во время длительного перерыва расслабляются. Как сейчас помню, следующая встреча была сразу же, на следующий день. На удивление, физически парни чувствовали себя великолепно, а эмоционально, увы, нет. Тем более на тот момент Юности мы ни в чем не уступали, однако сгорели серию – 0:4. Тот матч ударил по команде больше в психологическом плане, нежели в физическом».

10 лучших бомбардиров в истории ЧБ - Бульбаш - Блоги - BY.Tribuna.com

«Небольшой осадок остался от времени, проведенного в Гомеле. С одной стороны, индивидуальная статистика была неплохой, но коллекция из бронзовых медалей не давала успокоиться. Это реально давило. Ребята постарше — лидеры команды – понимали, что на нас лежит большая ответственность, потому что который год не могли выйти в финал. Если честно, на тот момент у меня было достаточно много предложений, различных вариантов, звали в другие клубы, но я принципиально переподписывал контракт с Гомелем. До последнего верил, что мы способны завоевать трофей. Тогда и коллектив подобрался классный, но каждый сезон не хватало совсем чуть-чуть. Не знаю, может проклятье какое-то. В команде меняли тренеров, приходили новые игроки, а результата все не было. Если посмотреть на список наставников, которые в те годы работали с командой… Там столько успешных специалистов, которые позже добивались успеха в КХЛ. Мы могли весь сезон пройти на одном дыхании, а в плей-офф быть не похожими на себя, что-то с командой происходило. Грустно, но жалеть ни о чем не стоит.

Мне кажется, не совсем корректно выбирать лучшего и худшего тренера в карьере. Наверное, важно поблагодарить первого тренера – Алексея Гельевича Баженова. Еще вспомню Валентина Александровича Лебедева — его уже нет с нами, но мы помним о нем. Хотелось бы высказать слова благодарности Владимиру Петровичу Катаеву – это тот человек, который поверил в нас, шестнадцатилетних пацанов. Поначалу мы играли за свой возраст, а спустя некоторое время нас взяли в команду профессионалов. Потихоньку лепили из нас хоккеистов.

Что бы посоветовал себе 16-летнему? Наверное, почаще заглядывать в зал да с железом работать. Скорее всего, в карьере все шло своим чередом. Не могу сказать, что где-то ошибся или выбрал не тот вариант. С каждым новым переходом уходил на повышение, делал шаг вперед. Из Витебска ушел, потому что понимал: пять лет на одном месте… Застоялся, перестал расти, развиваться, поэтому нуждался в новом вызове. Так и оказался в Новополоцке. Затем поступило предложение из Керамина, от которого нельзя было отказываться, к тому же меня выкупали. Для 23-летнего хоккеиста – это, однозначно, движение вверх. Из Керамина, возможно, не ушел бы, если бы не финансовые трудности в команде. Все понимали: рано или поздно клуб развалится. По итогу так и произошло через год. В Гомеле на протяжении всей карьеры играл с удовольствием. На моем месте грех жаловаться».

Ноль официальных матчей за сборную, антропометрия и агенты

«У меня никогда не было агента. Мне кажется, если играешь в чемпионате Беларуси, он не нужен. Ты всех знаешь, тебя все знают. Можешь любого набрать сам, договориться. С другой стороны, у агентов больше рычагов. Есть такой нюанс: когда сам звонишь в клуб, получается, как бы напрашиваешься, и руководители разговаривают чуть-чуть в другом ключе. Тем не менее, считаю, в нашем чемпионате можно обойтись и без них [агентов]. Как раньше договаривались, когда не было мобильных телефонов? Уже и не помню, если честно. Это сейчас в федерации каждый год все меняется: придумывают нововведения, меняют регламент, поэтому хоккеистов подписывают чаще всего на год. Раньше ситуация была стабильнее. Мы заключали контракты на три-четыре года, а в некоторых случаях и на все пять. Получается, ты прикручен к команде и не можешь уйти. Наверное, мобильных телефонов не было только тогда, когда подписывал свой первый профессиональный контракт. Когда в Витебске играл, мобильный телефон был только у тренера и молодых хоккеистов. Старики смотрели на нас с бешеными глазами и охреневали: во молодые дают.

Слышал истории про агентов, которые могут позвонить тренеру и попросить поднять своего хоккеиста в звено повыше, то есть пропихнуть. По мне, это дичь. Некоторым молодым хоккеистам это, возможно, даже навредит. Найдутся тренеры, который пойдут на принцип – и перестанут вообще задействовать игрока. Коуч с характером не потерпит, чтобы кто-то со стороны советовал и вмешивался в его работу, тем более навязывал игрока. Каждый должен заниматься своим делом: тренер – тренировать, хоккеист – играть, агент – решать бытовые проблемы, заниматься контрактом, но не вмешиваться в работу тренера».

1000 матчей Александра Жидких в фотографиях. С годами форвард ...

«Действительно, у меня нет официальных матчей за национальную сборную, но я нормально смотрю на ситуацию. Были ребята намного сильнее. Очевидно, если набираешь много очков, тебя рассматривают в качестве кандидата. Твоя фамилия должна быть среди топ-форвардов, но в мое время, когда находился в 25 лет на пике и набирал прилично очков, многие выступали в России и забрасывали, отдавали почти столько же. Некоторые выступали в НХЛ. На каком основании я должен был обижаться и не понимать, почему не приглашают в сборную? Если бы набирал столько очков в Суперлиге, тогда другое дело — можно было бы задаваться вопросом, почему не зовут. Но ведь нужно реально смотреть на вещи. На тот момент были люди, которые выглядели предпочтительнее.

Парфеевец рассказывал, что упреки о маленьком росте и весе мотивировали его и заставляли работать еще больше? Соглашусь с Максом, это мотивирует. Хотя он не застал времена, когда можно было ударить противника и ничего не получить за это — ни дисквалификацию, ни удаление. Это спустя время начали бороться с зацепами и при малейшем касании свистеть. Возможно, хотели улучшить результативность и повысить привлекательность. Сейчас с нашей антропометрией намного легче пробиться [рост Жидких – 169 см, вес – 69 кг]. Когда я начинал, было тяжело играть. Чаще обращали внимание на высоких игроков, на тех, которые потяжелее. По новым правилам габариты отходят на второй план, даже в НХЛ сейчас полно маленьких игровичков».

Телефонные разговоры с мамой после матчей, планы на будущее

«Как и раньше, стараюсь по возможности созваниваться с мамой после каждого матча. Хотя она понимает: если игра прошла неудачно, лучше набрать на следующий день, когда эмоции остынут. Тем более в мире сейчас такая обстановка, что нужно не забывать о близких и об их самочувствии. Не скрою, бывают напряженные отрезки, когда не хочется ни с кем разговаривать, но после победы над Неманом мы тепло побеседовали».

Фото: группа Шахтера Вконтакте

«Пока рано говорить о том, что будет в следующем сезоне. Во-первых, плей-офф на финишной прямой, поэтому сейчас не до этого. Во-вторых, понял, что нельзя ничего загадывать, потому что все непредсказуемо. Думаешь об одном, а получается по-другому. Наверное, индивидуальная статистика уже не играет такой роли, как раньше. И руководителям наверняка тяжело – сидят, ломают голову, все взвешивают. С каждым годом все больше и больше хоккеистов попадает под лимит. Хоккейные школы продолжают выпускать игроков, поэтому руководителям сложнее определиться — кого брать, а кого оставить за бортом. Вроде как в федерации еще не принято окончательное решение по следующему сезону. Может быть, опять придумают что-то новое, какие-нибудь нововведения. У нас ведь любят идти впереди планеты всей».


Добавьте «sportarena.by» в свои избранные источники Google News (просто нажмите звездочку)

Источник: Sportarena.by

Рейтинг новости: 12345 Loading...


Добавить комментарий
Или аккаунт Sportarena
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?