«Если предложат играть за сборную Беларуси, соглашусь». Россиянин из Динамо часто дрался и эффектно забивал

«Если предложат играть за сборную Беларуси, соглашусь». Россиянин из Динамо часто дрался и эффектно забивал
...

Роман Горбунов – о минусах жизни в Минске, лучшем бойце в КХЛ и интересе Торпедо

Внезапное появление Романа Горбунова в минском Динамо летом 2020 года воспринялось болельщиками несколько скептично. 23-летний россиянин, ранее не имевший опыта игры в КХЛ, точно ли способен принести команде пользу? Однако с первых матчей форвард показывал самоотверженную игру и потихоньку привыкал к новой для себя лиге. Пускай россиянин забрасывал не так регулярно, но делал это всегда красиво (гол Витязю попал в топ-10 за 2020 год в КХЛ). А еще Горбунов не боялся заступаться за партнеров, чем срывал аплодисменты Минск-Арены. По слухам, игра нападающего в нынешнем сезоне привлекла внимание тренерского штаба сборной Беларуси и нижегородского Торпедо.

Влад Воронин связался с Романом Горбуновым и расспросил о дебютном сезоне в Динамо, драках и желании выступать за сборную Беларуси.

— Роман, с момента вылета команды из Кубка Гагарина прошло чуть больше двух недель. Как для вас прошло это время?

— Сначала мы вернулись в Минск, потому что пятая игра серии со СКА была на выезде, и нам дали пару выходных. Затем ждали какой-то конкретики от тренерского штаба относительно будущих мероприятий, тренировок, так как было не совсем понятно, как строить дальнейшие планы. Чуть позже руководство клуба предоставило еще неделю выходных. Я съездил в Нижний Новгород, к себе домой, отдыхал. На днях вернулся в Минск и тренируюсь в легком режиме.

— Тренировки обязательные?

— Нет, кто хочет, приходит. Кто не хочет – мог уехать домой. Местные парни тренируются здесь, готовятся к чемпионату мира, чтобы не растерять форму. Ну и трое россиян остались, один из которых я.

— Почему решили остаться?

— Здесь тренеры, которые следят за нами. Есть лед – можно поддерживать форму. Тем более всегда есть над чем работать, совершенствоваться. Домой всегда успею вернуться, мне ведь не так далеко ехать. Не нужно лететь в Америку или Канаду, куда дорога может занять ни один день. Я еще успею вернуться.

— И до какого времени можно тренироваться в Минске?

— Я планировал уже в начале апреля уехать домой и полноценно отдохнуть. А для местных ребят, как понимаю, нет никаких ограничений: когда хочешь, тогда и приходи. Думаю, до окончания контрактов они точно будут тренироваться.

— Вы сказали, что ездили в Нижний Новгород, но, если память не подводит, ваши родственники живут в Сарове.

— Да, все верно. В Нижнем живут родители жены, а оттуда я уже на несколько дней съездил в Саров. Это совсем рядышком – километров 150 между городами, не больше.

— После вылета из Кубка Гагарина сделали что-то такое, что нежелательно во время сезона? Например, поели запрещенной еды или употребили алкоголь?

— Пока еще есть снег, и вроде как погода позволяет, очень хочу съездить покататься на сноуборде. Потому что во время сезона это слишком опасное увлечение. Можно упасть неудачно, травму получить – как потом объясняться? В тир еще хочу съездить – из пистолета пострелять. Когда сезон заканчивается, уже есть возможность поделать такие вещи. Во время чемпионата сосредоточен на игре.

— Но ничего из этого еще не осуществили?

— Нет, пока только такой лайт-отдых — и все.

Роман Горбунов. Фото: НОК Беларуси и СКА

— Серию со СКА пересматривали или тошнит от хоккея?

— Когда мы проиграли пятый матч и вылетели, эмоции были на нуле. Поэтому совсем не было желания вспоминать серию, смотреть на эти поражения и тем самым огорчаться еще больше. Я ведь сто процентов увижу там моменты, которые не реализовал, где команда пропустила. Прошла серия и прошла, забыли, двигаемся дальше. Смысл ее вспоминать? Только хуже себя делать.

— Осталась ненависть к СКА? Может быть, поддерживаете московское Динамо в их серии?

— Нет, думаю, кто сильнее, тот и пробьется в следующую стадию турнира. У меня нет какой-то злобы на СКА, мол, проиграли им, теперь всю карьеру плохое отношение к команде. Если честно, абсолютно все равно, кто выиграет в серии московского Динамо и СКА. Сейчас все следим за белорусским хоккеем, за плей-офф.

— За Шахтер топите?

— Да, конечно! С Артемом Демковым поедем на игру поддержать ребят, посмотреть хоккей.

— У вас много знакомых осталось в Солигорске?

— Прилично, процентов пятьдесят состава еще точно играет, который был при мне. Что касается Артема, мне кажется, у него еще больше знакомых. Потому что иногда появляется ощущение, что он общается со всеми хоккеистами в мире.

— Откуда столько знакомых?

— Во многих странах, командах поиграл. С ребятами из Америки, например, до сих пор общается. Вот так постепенно и оброс связями. Хоккейный мир тесен. Артем — парень общительный, добрый. К таким обычно тянутся другие люди.

— Кстати, как вам со стороны наблюдать за хоккеем? Какие это эмоции?

— Сильно переживаешь, очень сильно. Хочется, чтобы парни выиграли. Да и со стороны на многие игровые моменты смотришь иначе. Здесь нужно было отдать, тут бросить, а в этом эпизоде стоило обыгрывать. Чувствуешь себя таким профессионалом :). Вот и болельщики тоже смотрят наши матчи и наверняка думают аналогично.

Увы, помочь Шахтеру я сейчас никак не мог. Условия контракта не позволяли сыграть за них.

Роман Горбунов. Фото: Шахтер

— Если возвращаться к серии со СКА, чего не хватило Динамо для выхода в следующий раунд?

— Хм, сложный вопрос. Наверное, больше всего нам не хватило опыта и хладнокровия в некоторых моментах. А так игра была равная, в любой момент одна из команд могла завладеть преимуществом и склонить перевес на свою сторону. Не могу сказать, что у нас была какая-то маленькая лавка. А даже если так и было, то все выходили и бились до последнего. Неважно: травма, не травма – все равно все хотели победить. Ни разу не слышал от партнеров слов: «Я не выйду, мне больно, я не готов».

— Серия со СКА сопровождалась разговорами о судействе. Это не отвлекало команду?

— Нет, нам просто говорили играть в свою игру. Не обращать ни на что внимания, поэтому и тема эта не обсуждалась в команде. Зачем об этом говорить? Нужно играть – и все. Понятное дело, слышали, что об этом говорят в СМИ, программы всякие выходят, а так… Чтобы сесть и на командном собрании разбирать решения арбитров – нет, такого не было.

— Как думаете, с другим соперником у Динамо могло получиться лучше?

— Сложно сейчас об этом рассуждать. Кто-то говорит «да», кто-то говорит «нет». Соперников ведь не выбирают, и мы не выбирали, когда выступали в регулярном чемпионате. На самом деле без разницы, с кем играть. В плей-офф не бывает слабых соперников.

— У Динамо была возможность выбрать соперника. Есть даже версия, что команда специально отдала несколько игр в концовке регулярного чемпионата.

— Вы в это верите? Все это вранье!

Роман Горбунов

— Если коротко подводить итоги, этот сезон положительный для Динамо?

— Думаю, да. По сравнению с предыдущим [сезоном] его точно можно занести в копилочку и уже в дальнейшем отталкиваться от его результатов. По-моему, мы показали отличный пример, что можно обыгрывать любого соперника. Ну или по крайней мере играть на равных, ни в чем не уступать. Говорят, если в следующем сезоне удастся сохранить 70 процентов состава, можно прыгнуть еще выше.

— Можете назвать несколько факторов, за счет которых Динамо удачно выступило в сезоне.

— Хорошая селекция — руководству и тренерскому штабу удалось подобрать нужных хоккеистов. Каждый в команде знал свою роль, понимал, что от него требуется.

Еще один важный фактор – большое количество молодых игроков, для которых этот сезон стал дебютным. Они заряжали всю команду эмоциями. Конечно же, важную роль сыграли и опытные игроки – Роб [Клинкхаммер], Козун, Спунер, Альмквист. Это качественные легионеры, которые подсказывали, помогали. У нас действительно была сплоченная команда, что и позволило так выступить.

— А как оцените сезон для себя?

— Если брать исключительно себя, то где-то процентов на шестьдесят получилось. Может быть, семьдесят. В принципе, для меня это был первый сезон на уровне КХЛ. Надо признаться, поначалу сильно переживал, поэтому в некоторых моментах принимал неправильные решения. А уже по прошествии половины сезона, освоился, понял, что и как в этой лиге. Но еще раз скажу — мог себя показать лучше.

— Самое яркое воспоминание сезона: какая-то заброшенная шайба, драка, командная победа?

— Хм, так сразу и не вспомню. Может быть, когда после Нового года обыграли подряд Авангард и СКА – серьезных соперников. Сейчас уже все моменты сезона и не припомнишь. Год очень быстро проносится, воспоминания стираются.

— Вы не раз в сезоне дрались. Что больше заводит удачно проведенный бой или заброшенная шайба?

— Честно говоря, немножко разные эмоции. Когда забиваешь, это больше относится к тебе. Да, забросил, молодец, команда за тебя порадовалась – и на этом все. А что касается драк, они заводят всю команду. В этот момент ты показываешь свой настрой, тем самым заряжая других. Заставляешь партнеров взбодриться, проснуться, если матч складывается неудачно. Почему бы не подраться, когда игра не идет? Это же тоже своего рода психологические моменты, хоккейные хитрости. И будет большой ошибкой просто так лететь драться, когда тебе захотелось. Нужно знать подходящее для этого время.

— Вы далеко не самый габаритный хоккеист. Хоть раз было страшно перед дракой?

— Нет, сколько себя помню, страха никогда не было. Это же эмоции, они захлестывают и заглушают какие-то переживания. Ты взрываешься и уже абсолютно все равно – кто против тебя, какого роста и веса. В такие моменты просто нет времени подумать :).

Роман Горбунов. Фото: Динамо-Минск

— Есть соперник в лиге, с которым отказались бы вступать в бой?

— Я об этом особо не думаю. Во время игры все же спонтанно происходит: где-то соперник совершит грязный силовой прием, иногда голкипера цепляют. В такие моменты бежишь и не думаешь. С партнером поступили плохо, ты должен заступиться. Более того, проиграл ты, выиграл – нет разницы. Главное – показать характер, дух, что любой в команде может постоять за партнера.

Я понимаю, на что вы намекаете. Хотите, чтобы я назвал какого-нибудь Артюхина :).

— Хорошо, тогда спрошу по-другому. Кто самый крутой боец в КХЛ?

— На самом деле много ребят, которые классно дерутся. Даже, скорее всего, есть те, кому еще не представлялась возможность показать себя, но они в полном порядке. Нам еще просто не довелось увидеть их в деле. Не все же дрались, правильно? Но если хотите, чтобы я назвал топового бойца… Как понимаю, Артюхин в этом сезоне не дрался. Тогда пусть это будет Евенко. Он же весь год на глазах, многих вырубал – значит, он лидер.

— Кстати, видели момент, когда хоккеист Бостона не стал драться с Овечкиным? Испугался?

— Полагаю, это точно не страх, потому что он скинул краги и готов был подраться, но Овечкин не принял вызов. Наверное, определенную роль сыграло и уважение к сопернику. Сами подумайте, зачем Овечкину это нужно? Он же не тафгай, хотя и может за себя постоять. У него другая роль – забрасывать шайбы, тащить команду, быть лидером.

— Откуда у вас это желание постоять за других?

— Наверное, еще из детства пошло, от родителей. Скажу даже больше, от мамы. Она всегда прививала боевой характер. Если взглянуть на предыдущие сезоны, когда играл в ВХЛ, каждый год стабильно собирал по пять-семь драк. Другое дело, что в КХЛ с этим все намного строже, поэтому нужно быть аккуратнее.

— Приходилось сдерживать себя?

— Да, да, да. В детстве я был очень вспыльчивым, агрессивным, поэтому часто дрался. Мама меня останавливала, пыталась привести в чувство. Говорила, что любые ситуации можно решить без конфликтов. Хотя в то же время рассказывала, что нужно уметь постоять за себя. Но в детстве я дрался очень много и чаще всего без причины :). Причем не только на хоккее, но и в школе, раздевалке, во дворе. Таким безбашенным парнем был. А когда повзрослел, так немножко поумнел.

— Помните самую жесткую драку?

— Признаюсь, мне бывало доставалось. Не всегда ведь везет. Для себя понял одну вещь: когда ты прав, тебе везет. Если прилетело – значит, ты не прав.

Хорошо помню, как нос разбивали в кровь, синяки регулярно появлялись под глазами, царапины были. Но такого жесткого, чтобы, скажем, остаться без зубов, не было.

Роман Горбунов. Фото: Динамо-Минск

— В Сарове, откуда вы родом, по-другому было нельзя? Или это вы были таким сорванцом?

— Похоже, дело во мне. Говорю же, в детстве был агрессивным парнем.

Что касается Сарова – маленький город, хорошая инфраструктура. Местами красивый и очень богатый. Там много лесов, классная природа. Но какое у меня было детство: школа, хоккей, уроки – и все. К тому же в 12 лет я переехал в Нижний Новгород. Сколько там было этого детства…

— Вы уже рассказывали, что Саров – ядерный центр. Родители как-то связаны с этим направлением?

— Нет, не связаны.

— Они были не против хоккея?

— Нет, наоборот, они сами меня и отдали в секцию.

— Сложно им было отпускать вас в другой город в 12 лет?

— Ох, первое время, наверное месяца три-четыре, вообще спуску не давали. Повезло, что там был парень постарше из Сарова, который за мной приглядывал – его мама просила. А так постоянно на телефоне, звонки каждые десять минут: «Ты поел? Ты поспал? Уже вернулся домой?» По любому поводу плакала, переживала, как я там, все ли хорошо. Благо, интернат в Нижнем Новгороде попался хороший, воспитатели следили. Отличный коллектив, не было никакой дедовщины, все спокойно. Более того, это был положительный опыт самостоятельный жизни. На мой взгляд лучше так, чем с родителями до 30-40 лет.

— После маленького Сарова не сложно было освоиться в двухмиллионном Минске?

— Так я же в Нижнем Новгороде жил на протяжении девяти лет – это тоже большой город. Минск красивый город, столица. Я же уже здесь был, когда играл в Солигорске. Пока что все нормально, никакой адаптации не понадобилось.

— Есть минусы у Минска? Может, чего-то не хватает?

— Отсутствие парковок – это то, что мне бросилось в глаза. Как по мне, самая большая проблема Минска. Здесь, наверное, сначала все построили, а потом подумали, что о парковках забыли. И они все платные, подземные, а на улице их нет вообще. Тут нельзя, как в России, подъехать в нужное место, бросить машину и пойти по делам.

— Можно вернуться и уже не найти свою машину.

— Ага! А так город красивый, прикольный.

— У вас было такое, что машину забирали?

— Нет. Слава богу, нет. Приходилось искать подземную парковку и там ставить машину, чтобы не забрали.

— Это, в принципе, единственное, что доставляет проблемы в Минске, – отсутствие парковок?

— Пожалуй, да.

Роман Горбунов. Фото: НОК Беларуси и СКА

— Уже задумывались о будущем? Какие планы на следующий сезон?

— Планы есть, но вы же знаете, что счастье любит тишину. Поэтому пока мне бы не хотелось озвучивать их. Пока что рано. Сразу скажу, мы еще не вели переговоров с Динамо относительно следующего сезона. Не исключаю, что они скоро начнутся. На данный момент все отдыхают от этого сезона. Насколько мне известно, еще никто не собирался и не разговаривал с руководством.

— По моей информации, вас очень хочет видеть в своих рядах Торпедо и готово предложить зарплату чуть ли не в три раза больше, чем была в этом году.

— Я знаю, что интерес со стороны Торпедо действительно есть. И вроде как клубы даже обсуждали мое будущее, но это все на уровне слухов. Напрямую со мной никто не связывался, не общался. Заверяю вас, это не стопроцентная информация.

— На днях стало известно, что еще несколько легионеров минского Динамо могут получить белорусский паспорт. Вы обсуждали с кем-то этот вопрос?

— Разговоры были, но не такие, что официально сел за стол и обсуждаешь условия. Скажем так, были намеки на это. Если мне предложат играть за сборную Беларуси, соглашусь.

— Что ваши родственники говорят о смене спортивного гражданства?

— Это же не смена. Просто будет еще одно, второе, которое даст право выступать за национальную команду. Мне всегда говорят: принимай решение самостоятельно. Да, могут подсказать, но у меня своя голова есть на плечах. Последнее слово в любом случае за мной. Сейчас меня никто не отговаривает, все нормально. В любом решении семья меня поддержит.

— Как в Динамо отреагировали на то, что Принс, Паре и Тэйлор стали белорусами?

— Этот вопрос практически не обсуждался. Ну, а почему нет? Если их видят лидерами и игроками сборной Беларуси, почему не дать такую возможность? Мне кажется, никто в команде не имеет права обсуждать или даже осуждать это решение. Это выбор тренерского штаба сборной и страны. Значит ребятам доверяют. Теперь их дело — оправдать доверие.


Добавьте «sportarena.by» в свои избранные источники Google News (просто нажмите звездочку)

Источник: Sportarena.by

Рейтинг новости: 12345Loading...


Или аккаунт Sportarena