Уход Рамоса и Велозу, мутная история Монтейро и цель попасть в тройку – интервью селекционера Торпедо-БелАЗ

Уход Рамоса и Велозу, мутная история Монтейро и цель попасть в тройку – интервью селекционера Торпедо-БелАЗ
...

Игорь Гуринович - о том, как сделал автозаводцев сильнее

В январе 2020 года Торпедо-БелАЗ провернуло едва ли не главное подписание прошлого сезона. На должность тренера-селекционера коуч автозаводцев Юрий Пунтус пригласил старого знакомого Игоря Гуриновича. Именно чемпион СССР-1982 завез в Беларусь бразильцев Габриэла Рамоса и Липе Велозу, которые, по мнению многих, затащили команду в медали. Наверняка успехам Торпедо на трансферном рынке могут позавидовать большинство отечественных клубов: ко двору в Жодино пришлись защитники Виталий Устинов, Дмитрий Яшин, Алан Аусси, снова ожил Дмитрий Антилевский, а украинец Юрий Габовда, пополнивший ряды команды летом, показывал запредельный уровень.

После ухода Рамоса и Велозу автозаводцы остались без своих главных звезд, но продолжают искать новые таланты в Бразилии. О том, как Торпедо круто отработало на трансферном рынке в прошлом году, мы поговорили с Игорем Гуриновичем.

В интервью Sport Arena селекционер вспомнил подробности ухода Рамоса и Велозу, рассказал о новых бразильцах, а также раскрыл тонкости своей работы.

— У многих Игорь Гуринович ассоциируется с минским Динамо. Насколько вам самому было сложно принимать предложение от Торпедо-БелАЗа?

— Дело в том, что я год провел без работы, поэтому с радостью отреагировал на предложение заниматься любимым делом. Большим плюсом было и то, что я достаточно давно знаю Пунтуса. Не могу сказать, что все эти годы мы тесно общались, но точно находились в дружеских отношениях. И я в принципе понимал, что ему нужно. Знал, что смогу это сделать.

— Сработались с ним?

— Как бы да. Судя по результатам, все хорошо.

Юрий Пунтус и Игорь Гуринович. Фото: Торпедо-БелАЗ

— Когда говорят о прошлогодних успехах Торпедо, всегда отмечают селекционную работу клуба. Какую бы вы себе оценку поставили за минувший сезон?

— Надо понимать, что успех любой команды складывается из множества факторов. Один из них – селекционная работа. Это какой-то винтик в сложном механизме. Нашим преимуществом стало то, что я понимал, в каких футболистах нуждается Пунтус. К слову, ему подходят игроки близкие по понятию для меня. Как раз те, которые нравятся и мне. Поэтому в этом плане мы быстро находим точки соприкосновения. Очевидно, что подвернулся еще господин случай, но это же не так, что дали игрока, ты его взял, и на этом все. Была проделана большая работа, футболисты созревались под этот случай и велись около двух месяцев, если говорим о Рамосе и Велозу.

— Но ведь угадали не только с ними…

— Да, был еще Габовда, Яшин, Устинов, но так как мы с Пунтусом трудимся в тандеме – а эта работа подразумевает кооперацию с главным тренером – то какие-то игроки были больше под моим влиянием, какие-то под его. К примеру, он говорит: «Хорошо его посмотри, изучи, мне нравится этот футболист». Условный Яшин. А дальше мы совместно принимаем решение, стоит ли предлагать контракт или нет. В некоторых случаях, как было с Рамосом и Велозу, уже где-то я настаивал, что нужно присмотреться к ребятам. Мы изучали, вели их, и в конце концов он сказал, что можно везти.

Липе Велозу и Габриэл Рамос. Фото: Торпедо-БелАЗ

— Давайте откровенно: это удача, что Торпедо практически не промахнулось с новичками, или кропотливая работа?

— На самом деле элемент удачи, как и невезения, в этой работе присутствует всегда. Взять хотя бы для примера ЦСКА. Имея большие деньги, они завозят аргентинца Гайча, причем, честно скажу, когда я его смотрел, был удивлен, что армейцы сделали на него ставку. В результате он не оправдал ожиданий ни руководства, ни болельщиков. А там, между прочим, в селекционном отделе сидит несколько человек. Поэтому промахиваются все. Такое может произойти и со мной, и с кем угодно в селекционной работе. Для того, чтобы футболист заиграл, недостаточно полагаться исключительно на его мастерство. Тут еще срабатывает психология, готовность к смене обстановки, примет ли его команда. В общем, полно составляющих.

— Уход Рамоса и Велозу – одна из самых обсуждаемых тем зимы. У клуба не было шансов сохранить их?

— Скажем так, мы изначально немножко промахнулись в менеджменте в плане выстраивания отношений между клубом и игроком. Думаю, для нас это станет хорошим уроком на будущее. Будем учиться на ошибках и впредь постараемся не наступать на те же грабли. Удержать действительно было практически невозможно. Футболисты вплотную привязаны к экономике. Если где-то предлагают зарплату в два-три раза выше – как тут удержишь? Липе до последнего сопротивлялся, противодействовал тому, чтобы не уйти самому. Но его прямые агенты в Бразилии, плюс предоставленные финансовые условия от Риги по итогу перевесили. К тому же он недавно стал семейным человеком, поэтому влияние жены на ситуацию тоже не нужно исключать. Как говорится, финансы поют романсы. Человек уехал туда, где больше платят.

— О чем речь, когда говорите об ошибке? 

— Я про взаимоотношение игрока и клуба. Нам нужно было заранее спрогнозировать такую ситуацию и повести себя чуть по-другому. Но мне бы не хотелось вдаваться в подробности.

— Как относитесь к разговорам, что без Велозу и Рамоса Торпедо провалится?

— Для нас это новый вызов. Тем и интересен футбол. Есть желание вновь доказать, переубедить скептиков. Футбол – это же такая вещь, где все время нужно доказывать.

Не сомневаюсь, что все комментарии читают и сами футболисты. Теперь им нужно доказать, что не только Рамос и Велозу здесь играли. Показать, что они из себя представляют без Рамоса и Велозу. Тренерскому штабу нужно доказать, что это не только заслуга самих бразильцев, что они выходили и творили чудеса, а что делали они это под руководством специалистов, приложивших руку к такой их игре. А для меня это мотивация найти людей, способных их [Рамоса и Велозу] заменить.

— Пожалуй, единственный переход, который вряд ли можно записать в актив Торпедо, — это Матеус Мореске. Почему у него не получилось? 

— Во-первых, он завозился не как чистый нападающий, а, скорее, как второй [нападающий] или фланговый игрок. Правда, пока он ехал к нам, Горбачик ушел в аренду (В Лиепаю – Sport Arena). А Мореске ну никак не годится на роль чистого нападающего. К тому же он приехал к нам ковидный, много пропустил и не тренировался. Его физическое состояние оставляло желать лучшего. Впрочем, чем смог, тем и помог.

Есть еще такой момент, как характер футболиста, его человеческие качества. Спрашивать об этом у прямых агентов бесполезно, они всегда твердят в один голос: все великолепно. Когда Матеус приехал к нам, я сразу понял, что он еще немножко ребенок. Полная противоположность Габриэлю и Липе. Полагаю, из-за всех этих факторов Мореске и не смог проявить себя и показать то, что делал в Бразилии. Хотя, могу заверить, он умеет практически все, но по разным причинам не получилось. Да, бывает и такое.

— Еще в прошлом сезоне Пунтус говорил, что Горбачик не подходит под стиль игры Торпедо. Он поэтому уехал?

— Ну, да. Так оно и есть.

Валерий Горбачик. Фото: Торпедо-БелАЗ

— Вы уже второй сезон занимаетесь селекцией в Торпедо. Нынешний год отличается от предыдущего?

— По количеству игроков надо меньше искать, но проблем меньше не стало. Потому что в последний момент ушел Липе, ранее потеряли Габриэла – значимых футболистов не только для Торпедо. Они, можно сказать, порадовали весь наш чемпионат и тем самым подняли планку. Как я уже сказал, селекция привязана к экономике. Поэтому привезти игрока по крайней мере не хуже Рамоса и Велозу проблематично, но тем не менее что-то удалось сделать. На эти две позиции мы уже нашли футболистов. Пару дней назад приехал парень вместо Липе, еще был завезен молодой игрок на место Рамоса. Очень перспективный, с большим потенциалом, но из-за COVID-19 приехал не в хорошем физическом состоянии. Не зря, думаю, на него в свое время обращали внимание донецкий Шахтер и Шальке. Наверное, что-то он из себя представляет. Я лишь надеюсь, что он быстро наберет оптимальные кондиции и поможет команде.

— Имеете в виду Матеуса Монтейро? Расскажите, как удалось заманить в Беларусь футболиста Интернасьонала?

— Да! Если честно, предложений было просто масса. Например, из более чем ста просмотренных человек выплыли Рамос и Велозу. Дело в том, что клуб работает не с одним скаутским агентством, и зачастую агенты напрямую звонят Иосифовичу или мне и предлагают футболистов из Европы, России, Молдавии, много вариантов из Украины. Я, в частности, тесно сотрудничаю с одним агентством, которое хорошо знает рынок Бразилии. Мне ведь сложно знать, что прописано в контракте у молодого тамошнего игрока со своим клубом. У него, возможно, контракт действует еще пять лет, но в нем есть опция, что, если поступает предложение из Европы, он имеет право уйти.

Как Гуринович из Жодино может знать об этих моментах? Эти люди [из агентства] проводят большую работу, у них масса знакомых среди прямых агентов, они сотрудничают с более крупными агентствами, у которых клиенты играют в Барселоне, Реале и других топовых командах. Они понимают наш рынок. Знают, что нужно для нас, игрока и подсказывают такие моменты. Затем уже кандидат изучается, рассматривается и если нравится, завозится.

— В биографии Монтейро есть неприятный инцидент с видео. Вас не смутила эта история? (15-секундное видео, в котором футболист рассказывает на камеру, как накачал девушку наркотиками, а потом изнасиловал – Sport Arena)

— У нас есть официальный ответ из полиции, что он тут ни при чем. Бумага эта находится в Минске и в ней четко написано, что парень не при делах. Правильно написал один обозреватель в бразильской прессе, мол, пока нет ни одного заявления от девушки, на которую он посягал. Есть ли смысл говорить об этой истории? Более того, это же не значит, что на человеке нужно ставить крест на всю жизнь. Мы все когда-то были молодыми и, уверен, совершали ошибки. В его возрасте важно понять, что идешь не в ту сторону, и направить себя на нужный путь. И я когда-то был молодым, делал не совсем правильные вещи. Так, наверное, со многими футболистами.

Думаю, этот инцидент не стоит выеденного яйца. Интернасьонал – огромный клуб, зарабатывающий миллионы на трансферах. Им не нужна лишняя шумиха. У них таких Монтейро… Сегодня один, завтра другой. А для нас такие футболисты в дефиците.

— Правильно понимаю, что переговоры с Фабрисиу Ойа уже на финальной стадии? (Разговор состоялся до вчерашней информации о том, что бразилец тренируется с автозаводцами – Sport Arena)

— Вот интересно: откуда выскакивает информация? Я сижу жду игрока в аэропорту, он еще не вылетел, а уже появляется новость, что он чуть ли не подписал контракт. Дыма без огня не бывает. Что еще могу сказать? Да, мы имеем на него виды.

Фабрисиу Ойа. Фото: Торпедо-БелАЗ

— Еще один достаточно громкий переход – Кирилл Кириленко. Почему поверили в него?

— Пока только один фактор: федерация поставила условие перед клубами в виде лимита. Мы должны его соблюдать. У нас не так много молодых футболистов, которые могут из себя что-то представлять. Все остальное зависит только от них. Ни Пунтус, ни я, ни кто-либо еще не выйдет вместо них и не сыграет. Им просто дали дополнительный шанс показать себя – вот и все.

— Стоит ждать еще новичков у Торпедо? Есть ощущение, что этому составу не хватает форварда…

— Увы, не могу раскрыть всех секретов. Но скажу, что у меня в обойме есть люди под лето, которые уже готовятся. Если с экономикой все сложится, и правление клуба даст добро, то вполне вероятно, что во второй половине чемпионата у нас появится нападающий очень хорошего уровня.

— В Кубке роль форварда исполнял Одеоибо. Тренерский штаб всерьез рассматривает его на эту позицию? 

— Нет. Думаю, это тренерское фэнтези. Тем более команда первой лиги и кубковая игра.

Самюэль Одеоибо. Фото: Торпедо-БелАЗ

— В плюс этому межсезонью можно занести и то, что удалось сохранить Антилевского, Габовду, Устинова. С кем сложнее всего было договариваться?

— Не скажу, что все они так легко дали добро на продление контракта. Наверное, с нашими белорусскими ребятками было проще разговаривать, чем с приезжими. Потому что иностранцы понимают: команда выполнила задачу, и надо как-то улучшать свои условия. В то же время переговоры были чисто рабочими. Если всех подписали, значит, всех все устраивает. Каких-то больших сложностей не было.

— У Антилевского не классическая история, когда ради сохранения одного пришлось подписать и родственника?

— У Антилевского, как уже писали, было предложение из России, но он, считаю, принял правильное решение. Не так давно у него родился ребенок и, на мой взгляд, он правильно поступил, что остался в Торпедо.

Что касается брата, то он появился из-за лимита, которого должны придерживаться.

— Для меня загадка, что исполнители такого уровня, как Габовда и Устинов, делают в чемпионате Беларуси. Как с ними шли переговоры?

— На самом деле Юра писал и стучался еще в начале прошлого сезона. Но на тот момент, опять же, из-за лимита на легионеров, мы определили позиции, на которых будут играть люди с белорусским паспортом, а на каких – иностранцы. Именно на его позицию совместно с главным тренером было принято решение, что рассматриваем белоруса. А летом Юра снова всплыл на горизонте, когда у нас не все хорошо было с правым флангом. В итоге Иосифович, так сказать, взял ответственность за его выступление на себя и пригласил в команду. Габовда на сто процентов оправдал все ожидания. Поэтому его переход — это больше заслуга Иосифовича, так как он принимал решение по нему летом.

— А Устинов?

— Устин – это больше моя заслуга. В том плане, что я убеждал Иосифовича присмотреться к нему. Мне удалось хорошо его изучить и понять уровень этого игрока. Также навел кое-какие справки по статистике, которую ведут большие российские клубы. Потому что есть видеоскаут и аналитикскаут. Сидит, например, математик и исследует, в каких зонах у футболиста больше отборов, где больше потерь, из каких зон он точнее делает передачи и так далее. Хотя, честно скажу, поначалу Устин был далеко не в оптимальных кондициях. И даже когда он поехал с нами на сборы, у Иосифовича были определенные сомнения по нему. Однако мы с Пунтусом были постоянно на связи и пришли к единому мнению. Хорошо, что все так сложилось.

Виталий Устинов. Фото: Торпедо-БелАЗ

— Как думаете, какое Торпедо сильнее: нынешнее или прошлогоднее?

— Отвечу пословицей: все, что нас не убивает, делает сильнее.

— Пунтус уже не раз говорил, что ставит цель на сезон забраться еще выше. Это больше мотивация для ребят, или клуб действительно рассчитывает подняться в таблице?

— Основания ставить высокие задачи у нас есть. Есть у нас и потенциал, и амбиции. В прошлом году тоже ставил цель для себя – минимум третье место. Первое место – это максимум. На сегодняшний день эти задачи не снимаются.


Добавьте «sportarena.by» в свои избранные источники Google News (просто нажмите звездочку)

Источник: Sportarena.by

Рейтинг новости: 12345Loading...


Или аккаунт Sportarena
int(663278)