Любимый футболист Франции: путь наверх Блеза Матюиди, у которого обнаружен коронавирус

Вся жизнь - как куплет из песни.

Любимый футболист Франции: путь наверх Блеза Матюиди, у которого обнаружен коронавирус

Sport Arena

В 2005 году Fort Minor выпустил, вероятно, свою главную песню. Сингл «Remember the Name» впоследствии использовался в роликах к Пекинской олимпиаде, US Open-2009, а уж сколько нарезок талантливых атлетов сделано под эту музыку — вообще не счесть.

Блез Матюиди ворвался в большой футбол почти в одно время с выпуском легендарного хита. В 2005-м ему было 18 лет, он защищал цвета Труа и зарабатывал 600 евро в месяц. За плечами было непростое детство, впереди — целый мир, который еще предстояло завоевать.

Читайте также: Матюиди сдал положительный тест на коронавирус

В него верили тренеры и скауты, а в Football Manager Блез вообще прослыл едва ли не самым ценным активом нулевых. В симуляторе он стоил копейки и раскачивался до уровня Зидана за два сезона. Однако на то, чтобы преобразовать виртуальную славу в нечто осязаемое, все равно ушли многие годы.

И так получилось, что постепенное восхождение Матюиди на вершину словно было слизано с припева знаменитой песни…

This is ten percent luck…

Блезу реально повезло — хотя бы в том, что он родился во Франции, а не в Анголе, на родине предков. Его отец Фария в разгар гражданской войны забрал семью и осел сперва в Бельгии, а потом во Франции.

Блез родился уже в мирной и сытой Тулузе. Папа, правда, почти не бывал дома — чтобы прокормить большую семью он устроился на работу в парижский аэропорт, что в 650 км, и к детям приезжал только на выходные. В оставшиеся дни недели его заменял брат матери, который однажды даже спас двухлетнему Блезу жизнь, успев схватить за руку при попытке сигануть из окна седьмого этажа.

Впоследствии Блез побывает в Анголе в 2010 году по приглашению дочери местного президента Изабель Душ Сантуш. Та пыталась сагитировать Матюиди выступать за сборную предков, но тот, посовещавшись с Клодом Макелеле, решил подождать. И правда, через пару месяцев Лоран Блан позвал его в Ле Бле.

Читайте также: УЕФА перенес Евро на 2021 год

Об Анголе, однако, Матюиди не забыл, да и не мог — в трущобах на окраине Луанды доживает век его бабушка. Увидев ее лачугу, Блез так проникся, что в тот же день предложил ей выехать к семье во Францию, но та отказалась. Пришлось в сжатые сроки организовать ей новый домик в том же районе.

Через пару лет Матюиди также основал благотворительный фонд «Tremplin Blaise Matuidi», который помогает детям из неблагополучных семей в Анголе заниматься спортом. В 2018 году за свою деятельность хавбек даже получил награду от организации «Peace and Sport» в Монако.

Twenty percent skill

В таланте Блеза его родные не сомневались уже когда он в четыре года так зарядил мячом по проезжавшему велосипеду, что сидевший на нем друг его брата Амори сломал руку.

В свою первую футбольную секцию Матюиди попал в 7 лет; в 10 — оформил хет-трик в ворота сверстников из школы ПСЖ; в 13 — попал в легендарный Клерфонтен.

Читайте также: Стройка, алкоголь и голы в финалах: путь в Европу Дарио Бенедетто

Что любопытно: уже тогда мечтой Блеза было выступать за Пари Сен-Жермен, но на просмотре в клубе он не забил решающий пенальти в финале какого-то детского турнира, после чего на него смотрели косо. А вот в Клерфонтене подобных трудностей не возникло, и его зачислили почти сразу, используя как универсала — то слева в атаке, то в опорной зоне.

В центре юный Матюиди поразил даже Гвардиолу: тот был почетным гостем на турнире в Барселоне, куда пожаловала команда Клерфонтена’87. Вручая кубок, Пеп признался тренеру французов Франсиско Фильо, что в будущем надеется пересечься с шустрым полузащитником. Увы, его желание за два десятка лет так и не сбылось.

С другой стороны, разве один лишь Пеп хотел поработать с Блезом? Предложений по нему было хоть отбавляй — Лион, Ренн, Марсель. Но Матюиди решил закончить трехлетний курс в Клерфонтене, а лишь затем двигаться дальше. Да и что ему могли предложить Ткачи? Место на скамейке за Бен-Арфа? Блез хотел играть, а не сидеть, и потому после выпуска отправился в скромный Труа, где в него поверили с первых дней в команде.

Fifteen percent concentrated power of will…

Это только кажется, что если у тебя есть талант и доверие тренеров, то дальше все просто.

На самом деле Матюиди первые два сезона на взрослом уровне даже не мог нормально спать перед матчами и выходил на поле с красными об бессонницы глазами. Ему дико не хватало уверенности, и ее точно не стало больше после того, как в ответ на просьбу поменяться футболками Жуниньо Пернамбукано грубо послал его подальше.

Читайте также: Увидеть Москву и умереть: как Тиаго Силва прошел через ад

Впоследствии тот кадр еще долго крутили по французскому ТВ, и это стало сигналом для тренера Жан-Марка Фурлана. Он отправил Блеза к жене, которая работала психологом, и та понемногу привела полузащитника в порядок. Уже через месяц занятий он начал спать накануне матчей.

Неудивительно, что когда в январе 2006-го Блез забил первый мяч в Лиге 1, то побежал праздновать его именно с тренером.

Подобного отношения в Сент-Этьене, своей следующей команде, Матюиди так и не дождется. Здесь ему будут платить 80 тысяч в месяц, да и в партнерах будут такие топы, как Бафетимби Гомис и Димитри Пайет. Вместе они даже выведут зеленых в еврокубки — впервые за четверть века. Но дальше последует оглушительный провал.

Матюиди повезло, что он заматерел в дружественной атмосфере Труа — в Сент-Этьене каждый был сам за себя. На чеку стоило быть каждую секунду — однажды Пайет врезал Блезу головой прямо во время игры за требование опускаться в защиту. Вратарь Жано пробил кулаком стену из гипсокартона, узнав, что не попал в основу; разъяренные поражением фанаты бросали пиццей в разжиревшего Гомиса и требовали от японца Мацуи доказательств, что на поле выходит он, а не его брат.

Только феноменальная концентрация позволила Блезу пройти через этот балаган без потерь. Более того, в 2010-м Лоран Блан назовет его «лучшим полузащитником Лиги 1» и вызовет в сборную.

А еще через год Блезу позвонят из его любимого Пари Сен-Жермен — там как раз подыскивали замену для завершившего карьеру Макелеле. Разумеется, он не станет думать ни секунды.

Five percent pleasure

По большому счету, именно в Париже Матюиди впервые начал наслаждаться футболом.

Златан Ибрагимович после пары тренировок с Блезом заявил, что «прокачает его не хуже Ночерино», чтобы он забивал хотя бы 8 голов за год. Сказано — сделано. В сезоне-2012/13 Матюиди вспомнил юношеские подвиги и забил 8 мячей во всех турнирах, из которых 5 — после ассистов Златана.

В новой конфигурации полузащиты Парижа Тиаго Мотта всех страховал, Марко Верратти отвечал за контроль в средней зоне, а у Блеза появилась свобода для рывков вперед. Все тренеры ПСЖ, от Антуана Комбуаре и до Лорана Блана, пользовались атакующими навыками Матюиди по полной, причем Блан местами вообще отправлял его закрывать позицию слева.

Блез всегда справлялся блестяще. До сих пор в памяти матч против Челси весной 2015-го, когда после удаления Ибрагимовича Матюиди закрывал одновременно две зоны: слева и в центре поля, целый час создавая иллюзию равных составов.

И, что самое важное, такая работенка была Блезу в кайф. Он был, наверное, единственным в составе парижан, кто мечтал играть за них задолго до прихода в клуб шейхов с вагоном нефтедолларов. И это было видно всякий раз, когда команда выходила на поле.

В Париже Матюиди даже изобрел собственный жест для отмечания голов — точнее, скопировал из трека местных рэперов про себя самого. Исполняя его, Блез улыбается на все 32 — по его словам, этот мини-танец обожает его сын. А вообще он посвящается всем, кто вылез из нищеты — отсюда и бешенная популярность в пригородах.

В 2017 году свой первый мяч за ПСЖ этим же жестом отметил сам Неймар — тем самым отдав дань уважения Матюиди, для которого дебютный матч бразильца стал прощальным на Парк де Пренс — в 30 лет он отбыл в Ювентус.

Fifty percent pain

Мало кто знает, но Блез вообще не должен был становиться футболистом — с его диагнозом дорога в профессиональный спорт обычно закрыта.

Он родился с гидронефрозом почек и первый месяц жизни провел в больнице, где врачи пытались хоть как-то нормализировать его состояние. Все детские годы Блезу приходилось пить тяжелые таблетки и раз в полгода обследоваться у врача.

Когда он поступал в Клерфонтен, то скрыл врожденный недуг, благо спрашивали при приеме только о пороках сердца, а не о почках. Правда, позже этот трюк едва не аукнулся парню отчислением. Как-то в разгар учебы он забыл про свои лекарства — и уже через неделю инфекция дала о себе знать. Блез едва держался на ногах, писал кровью, температура поднялась до сорока и отказывалась опускаться. Медики еле успели спасти ему жизнь.

Вернувшись в Клерфонтен, Матюиди ждал худшего, но повезло — врачи объяснили тренеру, что его болезнь с возрастом может пройти, и в итоге так оно и случилось. Во взрослый футбол Блез вошел полностью здоровым и удивительно закаленным человеком. Последнее его позже не раз здорово выручит.

Читайте также: Родом из гетто: как во Франции футбол дружит с рэпом

Так, в Сент-Этьене Матюиди пересечется с тренером Аленом Перреном, чье самодурство не одному игроку испортило карьеру. Блеза он как-то заставил выходить на поле с порванной мышцей — и это обернулось парню почти четырьмя месяцами лечения. Кристоф Гальтье, бывший у Перрена в помощниках, вспоминает, что даже в такой ситуации Матюиди ни секунды не спорил, увидев состав на матч, а молча пошел переодеваться.

And a hundred percent reason to remember the name

295 матчей и 33 гола за ПСЖ; 118 матчей и 8 голов за Ювентус; четыре титула чемпиона Франции; два титула чемпиона Италии; победа на чемпионате мира-2018, Орден Почетного Легиона и звание лучшего игрока Франции-2015 — карьера Матюиди поражает.

Даже в неполные 33 года, когда показатели француза понемногу падают, Ювентус все еще пытается продлить с ним контракт на следующий сезон. Тактика, схемы, стиль — это все прекрасно. Но для больших побед команде нужны победители в составе.

Блез Матюиди определенно не самый яркий игрок своего поколения, но он совершенно неподражаем в преодолевании любого рода трудностей. А это качество ценят везде, от Труа и до Турина.

Это невероятно, но на стартовый матч Евро-2016 более половины болельщиков, собравшихся на Стад де Франс, пришли в футболках с фамилией Матюиди на спине. Не Погба, Гризманна или Эвра, а его, который и с мячом-то встречается редко.

И если уж мы говорим о наследии, то вероятно, эти 50 тысяч футболок даже ценнее всех добытых Блезом кубков и трофеев. Их, в конце концов, можно выиграть, даже будучи для команды балластом. А вот народную любовь ни за какие деньги не купишь — ее можно только заслужить.


Добавьте «sportarena.by» в свои избранные источники Google News (просто нажмите звездочку)

Источник: Sportarena.by

Рейтинг новости: 12345 Loading...


Или аккаунт Sportarena
int(662927)