Николай Януш. Прощай бомбардир, здравствуй…

О том почему не оказался в чемпионском БАТЭ, тяжелом, но успешном, августе 2020-го и перспективах очередного лимита

Николай Януш. Прощай бомбардир, здравствуй…

Николай Януш, Шахтер. Фото: fcshakhter.by

Редактор Sport Arena Арташес Антонян, пообщался с форвардом, объявившем в начале 2021 года о завершении  своей славной игровой карьеры

Мне удалось пообщаться с Николаем в начале декабря, по завершении нашего бурного чемпионата 2020. Тогда он честно пообещал – если будет принято решение о завершении карьеры, я могу рассчитывать на первое интервью.

Мы регулярно пересекались на футбольных трансляциях, здоровались и периодически перебрасываясь последними новостями в режиме «флеш». Тем приятнее отметить, что Николай, сдерживая свое слово, сам выразил готовность к появлению этого материала, что еще раз подчеркивает его замечательные человеческие и товарищеские качества и, разумеется, выделяет его из стереотипной массы спортсменов (хотя я искренне верю, что можно найти интересные темы с каждым собеседником, было бы взаимное желание).

  • НИКОЛАЙ ЯНУШ, Нападающий, 36 лет
  • Пятый бомбардир в истории высшей лиги (больше забили только Василюк, Стрипейкис, Родионов и Близнюк).
  • 107 мячей в элите Януш забил в пяти клубах: Гранит – 12, Динамо-Брест – 10, Шахтер – 72, Неман – 4, Ислочь 9.
  • Всего провел 307 матчей в высшей лиге, 107 голов + 57 передач.
  • Дебютировал в сборной Беларуси в 30 лет, провел
  • 4 матча.

— Спортсменам всегда сложно принимать решение о завершении карьеры. Как давался этот не легкий выбор тебе, ведь мог спокойно продолжать играть еще год, а то и больше.

— Решение на самом деле тяжелое, если не подготовиться к нему заранее.  Еще в том году (прим. — речь о сезоне 2019) я задумывался об этом, хотя сезон получился хорошим по футбольным меркам. Я вернулся в Шахтер, к Ташуеву, прошел предсезонку, на которой были просто запредельные нагрузки. Мне уже было 34 года и такие тяжелые сборы я встретил впервые. На первом сборе мне так было тяжело, что я начал про себя думать: «Старичок, куда ты полез, тебе это надо?» Но спортивные амбиции взяли верх и сжав зубы, я терпеливо тренировался день за днем, сбор за сбором.  Так и втянулся. И по итогу у меня все получилось. Главное – я получал удовольствие от футбола в том году. Ташуев тогда говорил: «Играйте и получайте удовольствие». Это про меня 100%. Да, я не играл основным игроком полный сезон, может  это и сказалось, но сам год был супер. И когда он закончился, мне никуда не хотелось уезжать из Солигорска, но в  Шахтере мне сказали, что контракт со мной продлевать не будут. Вот тут я и начал задумываться о завершении карьеры, чтобы продолжить работать в клубе, в котором я состоялся как игрок и добился наилучшего для себя результата. Но и тут меня ждал неприятный  сюрприз… не хочу сейчас об этом говорить. Потом уже Жуковский включился на полную и я решил еще годик поиграть.

Славия - Ислочь, Януш

Славия — Ислочь. Фото: fcisloch.byПоехал в Ислочь, отыграл  полсезона скажем прямо – на базе Ташуева, а потом пошли травмы, то тут вылезет, то там. Я весь год  ездил на машине на тренировки, туда-сюда – это сказалось. Если глобально анализировать, пропустил 10 игр из-за повреждений и для меня это очень много, не помню когда такое было. Здоровье уже не выдерживало. Ладно раньше получал травмы стыковые, какие-то удары – это другое. А тут… Просидев 2 месяца дома, в конце года, с травмой, я понял, что пора заканчивать.

Да, для спортсмена, это такой этап. Всю жизнь ты делаешь что-то по графику, ни о чем не думаешь, особо не смотришь по сторонам. Я был как будто всю жизнь с шорами, и сейчас раздвинув их, понимаю, что жизнь классная штука, можно много интересных вещей успевать делать за день. Когда ты спортсмен, то постоянно привязан к графику. Особенно я, помешанный на профессиональном отношении к делу: режим питания, режим отдыха, подготовка к тренировке, и прочее-прочее. А после 30-ти я и вовсе включил режим суперпрофессионала.

— Уже успело прибить? Все же график полностью поменялся, а перестроилась ли голова?

— Пока не было такого. Но это опять же, те два месяца, которые я провел в конце чемпионата, они потихоньку поменяли мой ритм жизни. Да, у меня был еще год контракта с Ислочью, и хорошие условия, но я не тот человек который из-за цифр в договоре будет мучать себя и клуб. Так что принял решение осознанно и до сих пор на меня ничего не накатило, чтобы я в панике думал бежать ли на тренировку. Встречая кого-нибудь в городе, слышу вопрос с придыханием: «что же ты будешь делать дальше»?  Все переживают, а я наоборот – дышу полной грудью и у меня нет зацикленности. Мне не надо куда-то спешить, что-то делать, куда-то ехать. Я 20 лет этим занимался и сейчас просто отдыхаю. Пройдет эта зимняя спячка и возможно побегу, да не трусцой, а во всю мощь!

— Ощущение, что скинул пудовые гири, Николай. Сколько набрал на домашнем режиме?

— Режим суперпрофессионала сразу выключить очень сложно. Сидя дома уже три месяца, где-то килограмм — полтора набрал. Плюс – минус. Я же тренируюсь, играю в хоккей регулярно. Да и сердце с суставами требуют нагрузки, надо держать себя в тонусе.  Это же программа сидит в голове, просто так не выбросишь (прим. – следите за инстаграм сторис Николая, там убойные тренировки).

— Сезон 2020, как и весь год – «американские горки». Для тебя он оказался успешным. Тяжело дался?

— Тут надо отталкиваться не от цифр, хотя да, за 20 матчей 9 голов – неплохо для нашего чемпионата, а от нашей модели игры. Когда мы играли в три чистых нападающих: Я – Янсане – Комаровский, то я забил всего 1 гол. Поставил трёх форвардов  и  голы придут, но так просто это не работает. Нас же надо накормить! Надо доставить мяч. В то время ещё только шла притирка с тем же Олегом Потоцким. А потом травма и месяц восстановления. Когда я вернулся после травмы, стал играть оттянутым нападающим, и уже от меня зависело, как я накормлю, а так как я последние годы играл на этой позиции, я настолько получил удовольствие играя третьего опорного. Супер! Да, пришлось где-то отрабатывать в обороне, но это не мешало подключаться к атаке и все мои голы пришли в итоге со второго темпа. Тогда у нас уже было два нападающих, Юсов и Макась, они всегда создавали глубину атаки и так получалось, что все мячи отскакивали ко мне и я был удачлив на подборе.

— Порой казалось ты неприлично глубоко в центре садился.

— Да, приходилось часто закрывать подбор у своих ворот, но я скажу так, за годы карьеры понял, что труд на поле воздается. Отрабатывая в обороне, футбольный Бог все видит, и воздаст в атаке. Это 100%. Я это еще в Динамо Брест понял. Я был форвардом, Сергей Козак опорником. Тогда Пунтус тактики не особо давал, я и не стремился к своим воротам. Серега говорит – ты нам помогай! Придерживай их опорного. Я думаю – чего ты ко мне пристал? Какие опорные? А потом, стали больше общаться, я начал помогать команде в защите. Помог отработать у своих ворот, на следующую игру пришло два гола. Вот он и говорит: «видишь, воздается»! Начал замечать, что так и есть.

— Помню, как не просто давался тебе 100 — й гол. Я работал на матче Ислочь— Белшина (8-й тур, 2-1 в пользу волков), ты дважды отличился. Но оба раза засчитали офсайд (во втором случае совершенно не оправданно, мы по камерам несколько раз пересматривали). Потом была травма. Эта цифра как-то поддавливала?

— На качестве игры и на стадии принятия решений это не повлияло. Давило только в том плане, что все были сосредоточены на мне и этой цифре. Я говорю – дайте спокойно играть, ну придет гол, так придет! А в игре абсолютно не думал об этом, держал концентрацию. Когда вернулся после травмы и мы поменяли схему, быстро все пошло. Раз-раз – и два гола.

Эту планку можно увязать и с темой о карьере. Я же понимал, что вот оно, рядом. Сезон с Ташуевым был хорошим, у меня была классная база. Со стороны Шахтера не последовало тогда предложений, мол, заканчивай и иди работай в клубе. А в голове была амбициозная цель забить 100 голов. Обидно будет, что так рядом и остановился.

Вернидуб, Шахтер
Вернидуб на тренировке в Шахтере. Фото: fcshakhter.by

Когда вместо Ташуева в  Шахтер пришел Вернидуб, это было за три недели до завершения чемпионата и оставалось еще две игры, он со всеми общался. Дошла и до меня очередь. Сразу сказал, что решение по мне руководством уже принято и он ничего изменить не может. Отвечаю — нет проблем, все понимаю. Он добавляет: «я как бывший футболист, тоже понимаю, у тебя 98 голов и я даю тебе слово, что ты будешь играть в последних матчах, чтобы  именно в Шахтере забил 100». Думаю — а чего нет? Хороший поступок со стороны тренера. Оставить не получится, но шанс на голы предоставит. Мужик!

Что было дальше я уже рассказывал.

— В своем telegram-канале, он однозначно самый живой спортивный блог Беларуси, ты признался, что Ислочь оказалась самой профессиональной командой в твоей карьере.

— Именно так. Поясню почему. Начнем с задержки финансов. Где бы я не играл, даже в Граните, задержка зарплаты на две недели — просто останавливала моральный дух игроков. В Динамо Брест деньги задерживали ровно на месяц, и все к этому были готовы, и работали с пониманием, что деньги будут. В Шахтере таких вопросов вообще не возникало. Правда в какой-то год были перебои, но ничего психологически не подбивало. А здесь…

Получив деньги в марте, и потом не получая 4,5 месяца, футболисты приходили на тренировку, отрабатывали по полной, готовились как надо, и такого не было ни в одной команде. В играх все действовали по максимуму, никто не филонил, ноги в единоборствах не убирал, были едины на поле, играли друг за друга. От своих слов не отказываюсь!

— Как коронавирус влиял, когда в Беларуси делали вид, что ничего такого опасного в этом нет?

— Внутри команды меньше переживали. Тренировались и не думали, что кто-то заболеет. Со своей стороны скажу, мне хотелось играть и тренироваться и точно не хотелось сидеть дома. Мы не думали об этом, как об опасности. Первым у нас Саня Макась заболел. Изолировали и все, продолжали работать. Не было нагнетания обстановки. Если бы тогда Янсане, под шумок, не хотел слинять из команды, то вообще бы ничего не заметили.

— Его действия как-то повлияли на коллектив?

— Он игрался сам с собой. Момо очень позитивный парень, все его воспринимали исключительно положительно. Но вот эти, скажем так, африканские штучки…

Он хороший футболист, выйдет — поможет, но насильно мил не будешь. Никто его не заставлял. Знаю что зимой хотел уйти, агент приезжал, первое трансферное окно, второе. И каждый раз случались непонятные ситуации, как в случае с коронавирусом, что он немного придумал. Поигрался, потом назад возвращался. А мы к этому спокойно относились. Тренер определяет состав, а ты приходи и работай.

— Почему у Шахтера при Ташуеве не получилось выиграть золото? Классная команд была подобрана ведь.

— Про Ташуева скажу так. Он классный тренер, понимал, что Шахтер должен всегда играть на атаку. Не нужно подстраиваться под соперника, а играть в свою игру. Его главная цель была – научить подавлять соперника, давить на каждом участке поля. Его приоритет — игра в короткий пас, постоянное подстроение под партнёра.  И у нас это было. Мы играли в пас, не было этих длинных передач, бесполезных диагоналей.

Чего не хватило? Может быть немного ресурсов в концовке. Играли, по сути, 11-12 человек. А вообще не знаю точного ответа на этот вопрос.

— Жуковский в БАТЭ. Удивлен?

— Совсем чуть-чуть. Я с ним разговаривал перед последним туром чемпионата.  Он хотел, чтобы я остался в Ислочи, приводил аргументы, строил планы на будущее, а тут перед самым новым годом такая новость. Интересное сотрудничество.

Виталий Жуковский, Арташес Антонян
Виталий Жуковский и Арташес Антонян. Фото: fcisloch.by

— Так получилось, что почти вся твоя карьера пришлась на времена расцвета БАТЭ. 13 лет подряд длилась чемпионская серия борисовчан. Ты мог когда-нибудь оказаться в БАТЭ?

— Реальных шансов было два. Еще когда был в  Граните и мы удачно сыграли первый год в вышке (Януш играл за клуб из Микашевичей с 2001 по 2009 годы), покойный Капский (прим. — Анатолий Анатольевич) активно заинтересовался и включился. Мне уже все сказали — поедешь. Я и с Виктором Гончаренко несколько раз пообщался, обо всем договорились, осталось клубам решить вопрос. А в 2009-м году Гранит нашел  мегаспонсора и мне сказали, что денег у клуба навалом, так что будем работать на результат и ты остаешься.

Капский тогда вошел в азарт, и точно помню, доходило до суммы 250.000 долларов. Я точно таких денег тогда не стоил, но было уже дело принципа. Увы, я остался в Граните, и он, с тем большим бюджетом, вылетел в том году из элиты.

Второй раз в 2010-м, сыграв год, стал лучшим бомбардиром Динамо, и Капский опять активизировался. Были турецкие сборы, и у Анатолия Анатольевича юбилей (19 февраля 2011 — КАА исполнилось 45 лет). Пунтус также был приглашен и по завершении банкета он вернулся в наш отель и у нас состоялся разговор: «мол, не хочу скрывать, поступило по тебе предложение, но говорю тебе в открытую — продавать не собираюсь, так что будешь работать у нас». Такая история (через год Януш перебрался в Шахтер, о чем подробно рассказывал в своем ТГ канале).

Помню в 2015 я собрал много статуэток индивидуальных, лучший бомбардир, лучший нападающий, лучший по системе гол+пас и был один кто не из БАТЭ. Капский тогда вспоминал в интервью, что было два шанса его переманить, но так и не получилось.

— Грустная история?

 — Да не скажу, что она мучает меня всю жизнь. Может когда и вспоминал, но с годами точно не осталось сожалений. Получилось, как получилось.

— В прошедшем 2020-м тяжелым месяцем стал август. Во всех смыслах. Но ты выиграл звание лучшего игрока месяца

— По награде, там еще были отголоски с июля, когда я забил пару голов и оформил эту сотню. А вообще август  получился продуктивным. Там и Макс Скавыш наколотил, но выбрали меня. Вообще, у меня редко такое случалось, наверное, это первая награда. Я к этому спокойно отношусь и без партнеров точно ничего не получилось бы…

Николай Януш, Ислочь
Николай Януш — лучший игрок Высшей Лиги (август 2020). Фото: fcisloch.by

По ситуации в стране…

Мы сыграли с Витебском на выезде (7 августа, Ислочь победила 3:2, Януш забил один из голов), а потом была пауза. Я уехал домой, там и голосовал. Когда увидел в интернете, что происходило после 9 августа, то сказать что был в шоке — ничего не сказать. Было очень сложно собраться. Не понимал, как я могу тренироваться. Спустя время понимаю, что моя жизненная философия была разделена на  ДО этих событий и ПОСЛЕ. В душе больно до сих пор. И то, что забил два гола Шахтеру (21 августа Ислочь победила 4:2, Януш оформил дубль), в первой же игре после этих событий, как проявление высших сил. Потому что в течении двух недель я абсолютно не думал о футболе, тренировался без концентрации, да и сама игра давалась мне тяжело. Большую часть времени проводил в обороне, а тут два раза подключился в атаку на последних минутах, два отскока, два удара, два гола.

Знаешь, такая параллель. Когда я приехал в Шахтер в 2012-м, где все отлично функционировало и проблем вообще никаких не было, одна женщина из бухгалтерии говорила: «мы смотрим на тебя и думаем, а что это за парень к нам приехал, вечно улыбчивый и приветливый». Да, я всегда находил в жизни позитив и за 20-ть лет моей карьеры ни один футболист мне не скажет, что я подсунул какую-то подлянку или участвовал  в интригах. Может особо ни с кем не дружил, но и не конфликтовал. А сейчас, того жизнерадостного Коли — не получается…

— Раз уж вспомнил бухгалтерию, расскажи, где была самая большая зарплата?

— Да, одни мои знакомые из Солигорска думали, что я зарабатываю сумасшедшие деньги в Ислочи . Но это не так. А в Шахтере… Вы что не знаете Вергейчика? Там с ним за каждые 100 долларов надо было воевать!

В цифрах, самая большая была в Бресте, в 2011 году. Правда, случился валютный кризис, так что все просело. Но в начале года по долларам — именно там. Если взять бонусы за голы и премиальные, то в Шахтере и больше получалось, но оклад был самым большим именно в Динамо.

— А помнишь первую зарплату, в Граните?

— Начал играть в 10-м классе. Был январь, я активно тренировался, а в апреле заключили контракт, под роспись мамы, я то был несовершеннолетний. На те рубли вроде бы было 60.000 (курс доллара в апреле 2001-го был порядка 1300 рублей). Мама работала в садике, брат учился и работал. Я получал в банке эти деньги и все складывал в шкаф. Там было три отсека, на каждого по одному. И складывал потихоньку в свой. Летом мать полезла в полку, и говорит, что это денег тут так много. Я говорю — на телевизор собираю. Даже не знал, что сколько стоит.

Гранит, БАТЭ, Януш
Гранит — БАТЭ. Фото из личного архива Николая Януша.

Мама взяла деньги, пошли они с братом в субботу на рынок, у нас в Микашевичах, купила телевизор, ковер, еще что-то. Это и есть мои воспоминания про первые деньги.

— Перенесемся на много лет вперед. Был такой англичанин, Рики Ламберт, который дебютировал в сорной в 31, даже съездил на Чемпионат мира в Бразилию. Твой дебют случился в 30. 

— После 30 я забил, наверное, большую часть своих голов. Начиная с 2013 включил режим суперпрофессионала. Раньше думал, что для этого достаточно не курить, не пить, вовремя ложиться спать, да за питанием более-менее следить. Но этого не достаточно. Помню первый раз поехал в сборную в 2014-м, когда стал лучшим бомбардиром. Смотрю, Юра Жевнов замешивает какие-то протеины, спрашивал потом у себя в клубе — что это такое. У нас в клубе тогда уже работал Дима Довнар, светлая голова, вот с ним мы и начали вместе работать надо мной. Он составлял программу питания, калорийности, и я увлекся, за турецкие сборы подсушился килограмма на 2 и очень сильно начал следить за всем.

В сборную тогда попасть было не просто. Это сейчас оказаться там может куда больше ребят. Я приехал в октябре 2014-го в федерацию на сборы, это было при Кондратьеве, захожу, смотрю — раньше всех этих ребят видел только по телевизору. И это в 30 лет! Молодые ребята смущаются, а тут я, уже состоявшийся человек. Но, думаю это подарок с небес, сыграть за национальную команду.

Николай Януш, сборная беларуси
Ирландия — Беларусь. Фото: Getty Images

Антич троллил, когда приехал в Шахтер. Спрашивает — сколько тебе? 34? У нас в Сербии в таком возрасте уже больше 10 метров никто не бегает, а ты летаешь. А как ты за сборную только 4 игры сыграл? Отвечаю — так играть начал только в 30.

— От возрастных к молодым. У нас тут очередной лимит подоспел. В хоккее все с этим мучаются, дошло и до футбола. Что думаешь? Эти искусственные условия под молодых, чтобы они были всегда на поле?

— Главное, чтобы придуманные законы работали, и дали тот результат, который ты хочешь. Федерация хочет, чтобы молодые росли. Хорошо! У нас игроков на все команды в высшей лиге не хватает. А тут оказывается, что еще нужно молодого задействовать на постоянке. Вот команда ставит амбициозные  задачи. Они берут двух молодых и все! За одно место в составе между собой конкурируют всего лишь два пацана! А если команда с целями, нужен еще и третий, вдруг травма или еще что. Кинуть сейчас молодого на каждый матч, так он через 5 игр сдуется! А уж весь чемпионат — подавно.

Это не конкуренция. Игроки не растут над собой. Приведу пример своих друзей, чтобы никому не было обидно: Баланович — Януш — Матвейчик. Пинск — Микашевичи — Жлобин. Все вылазили из своих городов одним путем, через конкуренцию с мужиками, с другими игроками. Каждый лез наверх и никто и нигде перед нами просто так не открывал двери. А тут… Ты в зоне комфорта, видишь что всё дают — зачем напрягаться? Вот еще пример. Играли в квадрат 3 на 3 на сборах в Турции с Ислочью. Хорошая штука, чтобы развиваться, где надо как-то двигаться, расти. Меня поставили с молодыми ребятами. Я пытаюсь своего оппонента как-то обыграть,  не отдаю сразу  нейтральному, в игре ж его нет. А ребята помоложе отобрали, потом  сразу  нейтральному и курят в сторонке. Я говорю — стоять! А кто обыгрывать будет, как ты в игре потом без нейтрального играть будешь. Если ты потеряешь мяч — ничего. Я слова не скажу. Я не из тех, кто пихает. Надо чтобы игроки развивались, только так появятся конкурентноспособные футболисты. Вот чтобы не получилось так и по этому лимиту, чтобы они не оказались в зоне комфорта и не перестали развиваться. Все должно происходить эволюционным путем.

— А вспомни, пожалуйста, игрока, глядя на которого, несколько лет назад, ты бы и подумать не мог, что он добьется успехов. 

— Сразу приходит на ум Коля Золотов. Когда он у нас появился, на флангах были Бурко и Матвейчик. Я понимал, что шансов у него побороться за место не много. Но он с таким усердием тренировался. Не был суперталантом, но очень сильно старался. Только своим трудом добился успеха. Думал что его максимум — это Витебск, а он уехал в Премьер-Лигу ( в день нашего общения Николай расторг контракт с Уралом из Екатеринбурга). Помню мы в автобусе общались, я ему объяснял, что самая большая проблема молодежи в Шахтере, что она сидит на всем готовом и не хочет развиваться. Их ведь все устраивает и они окружены заботой с утра и до вечера, и не хотят уезжать никуда. Потом, досидят до 20 лет — и все.  А Коля молодец, уехал за практикой из теплого Солигорска в Витебск биться и добиваться. Молодец!

— Еще одна актуальная тема – сборы за бюджет, хотя те кто летал – полетел. Тем не менее, можно ли у нас подготовиться?

— В целом можно, но вопрос как? Ты ведь не едешь отдыхать! Там трава, и это уже большой плюс для многих. Если у тебя в команде дорогие игроки, легионеры, а синтетика – это травмоопасное покрытие, если тренироваться на нем постоянно. Лучше сберечь их здоровье. Никому они не нужны больными, ни результата, ни продажи. Сборы это: поля, хорошие соперники, питание, концентрация для футболиста без отвлечения на свои домашние заботы. В общем – только ЗА. Хотя я не особа любил сборы, потому что для меня разрыв с родиной и семьей — всегда болезненно

— Короткий блиц, разбавить беседу. Можно расшифровать ответ, можно просто выбрать.

— Солигорск или Микашевичи? Шахтер или Гранит? 

— Как раз таки разная история. Если брать команды, Гранит — это братья Бохно. Клуба как организации нет. 9 лет отыграл в команде, пришел увольняется, а бухгалтер спрашивает — а ты кто? Вот такой деловой подход. А в Шахтере прошли мои лучшие годы и в клубе всегда все было на серьезном уровне. Люди, с которыми долго работал и получал удовольствие: повара, воспитатели академии, агрономы, экономисты, работники базы — со всеми перезнакомились, всех знаю, со всеми сдружился и общался.

А если города, то Микашевичи – моя родина, край который я люблю, а Солигорске – город где я обосновался и живу.

— Ты увлекаешься хоккеем нынче. Кросби или Овечкин? 

— Конечно Овечкин! Но они ведь разные. Сид — универсал, суперкомандный игрок. Ови — индивидуал. Но я за Кросби не так слежу, как за Овечкиным.

—  Джордан или Брайант?

— А вот баскетбол совсем не моя стихия.

— Ты в теме следующего вопроса. При коронавирусе надо играть или все прекращать?

— На своем примере — играть.

— Поднимем градус. Трамп или Байден?

— В политике я вообще не разбираюсь и разбираться не хочу. Тем более в зарубежной.

— В детстве во дворе был вопрос, кто круче, Сталлоне или Шварценеггер. Для тебя перефразирую — Месси или Роналду?

— Между прочим, я бы в детстве выбрал Сталлоне. Мой большой кумир, бомба! Но что касается Лео и Криштиану — выбрал бы Месси. Роналду сделал сам себя, но он прежде всего – суперисполнитель. Когда я играл в нападении, я и не думал как доставят мяч. Дайте мне его — я решу. Когда стал играть ниже, я понял, насколько это важно, уметь принимать правильные и своевременные решения. Если в опорке игрок не может сообразить, когда тебе пас дать — ничего не будет.

 — Если бы была возможность дать совет тому Коле Янушу, что начинал в 16 лет в Граните, кроме рекомендации «всегда и при любых обстоятельствах покупай доллары», чтобы сказал?

— Начну с того, что я самый белорускорублевый футболист высшей лиги. Я вообще никогда не интересовался курсами валют. Только по необходимости. Это тема Сереги Матвейчика. Я с ним долго жил на сборах и называл его бухгалтером. Я просыпался в 7, а он уже в 8 знал, почем торгуется нефть, сколько стоит каждая валюта и другие фишки. Я такой патриот. Всегда травил ребят — чего вы спонсируете чужую экономику. А сам терял грошы. Ну, а что делать? В жизни ты заработаешь столько сколько суждено.

Лига Европы, Шахтер, Торино, Януш
Лига Европы. Шахтер — Торино. Фото: fcshakhter.by

А что до совета, сказал бы, как и нынешним молодым футболистам, сразу же начинать работать над собой. Любить футбол, а не себя в футболе.

— Есть YOUTUBE проект — «Что было дальше». Последний вопрос для тебя, что будет дальше? 

— Прямо сейчас не скажу, что будет, а дальше посмотрим. В плане жизни я приземлился в Солигорске пока, в плане футбола хотелось бы тоже, но что-то не получается. Желание есть, но нет возможности. Самое главное, что я верю в лучшее и всем того же желаю!


Добавьте «sportarena.by» в свои избранные источники Google News (просто нажмите звездочку)

Источник: Sportarena.by

Рейтинг новости: 12345Loading...


Или аккаунт Sportarena