Sportarena

«Иногда ходил по раздевалке и искал знакомые лица». Лидер Ислочи – о сезоне, молодняке, тренере и будущем

Дмитрий Комаровский хочет играть еще.

«Иногда ходил по раздевалке и искал знакомые лица». Лидер Ислочи – о сезоне, молодняке, тренере и будущем

Фото: fcisloch.by

20 декабря Ислочь вышла из отпуска. Пока тренируются только футболисты дубля и игроки на просмотре. Основные силы подтянутся после новогодних праздников. Среди них 4 января должен приступить к работе и Дмитрий Комаровский.

Полузащитник, признанный MVP прошедшего сезона в составе «волков», наряду с Борисом Панкратовым был самым опытным в обновленной Ислочи. В интервью Андрею Масловскому Комаровский подвел итоги завершившегося сезона, поговорил о молодых футболистах, потенциале Руслана Лисаковича, смене вектора клуба и своем будущем в клубе и футболе.

– Ислочь вышла из отпуска 20 декабря. Тебе пока не обязательно?

– Да. Сейчас работают молодые. Основная группа начинает 4 января.

– Уже проанализировал прошедший сезон?

– Я анализирую каждый прожитый день. И потом подвожу итог. Правда, отпуск еще не закончился. Просто на море отдохнул. Но, конечно, что-то думал, да.

– Какую отметку команде поставишь?

– Команде – положительную. Не могу это в цифрах выразить, но положительную. Не сказать, что выступили суперудачно, но 10-е место не самый худший итог. Могло быть немного лучше, но могло и хуже.

– Можно было оказаться в стыковых матчах.

– Слава Богу, об этом даже не было речи. Другое дело, учитывая плотность в таблице, можно было забраться повыше. Если бы концовку провели более удачно, место могло быть седьмое. Это выгоднее смотрится, чем десятое. Но по большому счету это локальные плюсы…

Фото: fcisloch.by

В любом случае: имеем то, что заслужили. Могли ввязнуть в борьбу большой группы команд внизу таблицы. А эти команды поопытнее, чем наша. Ну, кроме Энергетика-БГУ.

– На финише сезона Ислочь выдала серию из четырех поражений подряд. Почему так сложилось?

– Каждая игра – отдельная история. Где-то не использовали свои шансы, где-то по делу проиграли, где-то, как с тем же Минском, так сложилось. Даже тренеры на пресс-конференциях после игры с «горожанами» говорили, что если бы я забил пенальти, может быть, по-другому пошла бы игра. Так что нет какой-то закономерности, что это был спад.

– Значит, молодежь не устала?

– Не знаю. Это надо, чтобы тренерский штаб отвечал на этот вопрос. Но я такого не заметил.

– Перед последним туром с Энергетиком-БГУ задевали разговоры, что Ислочь потому что ее возглавляет Артем Радьков, работавший ранее с Анатолием Юревичем, чуть ли не подарит сопернику три очка?

— Не слышал такого. Да и не могло этого быть. Радьков принципиальный. В его честности в спортивном плане можно даже не сомневаться.

– Но на поверку вышли 0:4.

– Так случилось. Во втором тайме начали играть активнее, а потом удаление. Ну, а что нам надо было? Удерживать 0:2? Мы пытались атаковать, а для Энергетика это, наверное, идеальная ситуация: соперник в меньшинстве и идет вперед, оголяя зоны. В других играх они могли эти мячи и не забить. Просто так сложилась игра.

– Какой для тебя самый сложный момент сезона? Концовка или летняя серия из девяти матчей без побед.

– Мне кажется, летняя серия, если бы она еще больше затянулась. Но победы над Сморгонью и Неманом стали ключевыми. А на концовку мы, наоборот, настраивались. Старались занять место выше. Победы же приносят уверенность. Но кто-то не доработал.

– Выступление в Кубке выносим за скобки?

– Это вообще, мне кажется, удачная история. Могло сложиться более удачно в финале. Вообще сам матч был интересный и равный. Футболисты БАТЭ помастеровитее, конечно, но у наших ребят не было никакой боязни. Это показывало, что белорусские футболисты, которые считаются мастеровитее, если не боятся и играть против них смело, тебя на одном только мастерстве не обыграют. Мастерства не хватает.

– По дороге в финал Ислочь прибила непобедимый Шахтер.

– И выиграли мы практически без шансов. И не по тому, что там было много моментов. Просто было спортивное чувство собственного достоинства. Оно помогло превосходить Шахтер в активности на поле. Ребята не боялись играть с мячом, не боялись идти в единоборства, не боялись сохранять мяч – никто не отбрыкивался от него. Это придавало уверенности.

– Шахтер был расслаблен после домашней победы.

– Это естественно. Они чувствовали себя фаворитами. Тем более незадолго до полуфиналов мы без шансов проиграли Шахтеру в чемпионате. Поэтому такое настроение игроков – это нормально.

Но я не думаю, что они были совсем уж расслаблены. Они были уверены в себе, но оказалось, что мы себя повели иначе в том матче.

– После игры не было ощущения, что сейчас молодежь попрет?

– После финала, наверное, определенные надежды были у тренерского штаба. Но не получилось. Молодежь не стабильна. Одно дело играть, когда от тебя никто ничего не ждет, а другое дело обыгрывать соперников, которые равны тебе или котируются до матча ниже. С этим была проблема.

Фото: fcisloch.by

Это история про нехватку мастерства. Но помимо его должны быть и азарт, и злость, и уважение к себе. Ты должен понимать, что ты можешь все. И тогда ты будешь играть по-другому. Но так выглядеть постоянно невозможно. На мотивационных штуках долго выезжать нельзя. Нужно мастерство. А для этого нужны базовые навыки. Пока нам этого не хватало.

* * *

– Зимой у команды сменился тренер. Знал заранее, что Виталий Жуковский уходит?

– Нет. Знал, что он один из кандидатов [на пост главного тренера БАТЭ]. Но вообще все произошло быстро. Мы с ним разговаривали, он говорил, кого из ребят собирается брать, а от кого отказываться. И потом неожиданно ушел.

– Какие мысли были?

– Пошел на повышение… Но смена настораживала. И даже не в части тренерского штаба, а в том, что почти полностью поменялась команда.

– Жуковский так бы ее не обновлял?

– Я не знаю. Но так кардинально менять команду очень рискованно. Не очень нормально, когда из команды уходит 90 и больше процентов основного состава.

– Как Жуковский попрощался с командой?

– Не было какого-то прощания. Он с головой ушел в новую работу. Но нашел время позвонить. Мы пообщались, поблагодарили друг друга за работу и все.

– С собой в БАТЭ не звал?

– Нет.

– Ты лидер команды, вокруг которого новому тренеру предстояло строить новый коллектив. Как строилась ваша работа с Артемом Радьковым?

– У Радькова другая методика. Он ничего вокруг кого-то не выстраивает. Он строил команду. На просмотре было очень много игроков. Было очень много тренировок. Я сломался довольно быстро и пропустил почти всю предсезонку, но ребята много тренировались :). Бывали и трехразовые тренировки.

– Было тяжело?

– Нет. А для молодых футболистов это шанс.

– Что именно?

– Столько тренировок и то, сколько Радьков тратил времени на занятия с ними. На самом деле, в профессиональном футболе приходится обучать в команде мастеров каким-то базовым вещам. Это не правильно. На это уходит много времени. Но без этой базы тяжело что-то строить в современном футболе. К сожалению, почему-то с этим у нас пробелы. Поэтому ребята и тренировались много.

Фото: fcisloch.by

Мне же было тяжелее психологически, чем физически.

– Почему?

– Одно дело ты работаешь в таком режиме, когда имеешь инфраструктуру, сравнимую с тем же Шахтером. Ты можешь заехать на базу и отдыхать между тренировками. А тут ты мотаешься по городу. Чего скрывать, тем, кто постарше, это дискомфортно в психологическом плане.

– Как воспринимал массовый приход молодежи?

– Как данность. Такой вектор выбрал клуб.

– Ответственности у тебя больше стало?

– Нет.

– Ты ведь капитан.

– Понимаешь, скорее я был новичком в раздевалке. Сам иногда ходил по раздевалке и искал знакомые лица :).

– Может, Радьков говорил, что будет опираться на тебя, на твой опыт, просил о чем-то?

– Воспитательные функции на меня не вешали :).

– Как тебе вообще работалось с Радьковым?

– Он достаточно эмоциональный тренер. В них он никому не уступает. А так… Главный тренер это очень непростая профессия. Очень сложно управлять 20-30 футболистами. И каждый тренер делает так, как считает нужным. И невозможно сказать, что тот или иной подход верный. А футболист – всегда эгоист. Он смотрит всегда субъективно. Поэтому я не берусь даже охарактеризовывать Артема Александровича и сравнивать его с тем же Жуковским.

Скажу, что мне было интересно с ним работать.

– То, что он молодой тренер…

– Это для меня вообще не имеет значения. Если человека назначили, а ты дал согласие с ним работать, играть в команде, ты должен профессионально выполнять свои обязанности.

Фото: fcisloch.by

Сейчас везде много молодых. Жуковскому, когда Ислочь выходила в 2016-м в высшую лигу, было 32 года, а Саше Шагойко – 36. И нормально всеми это воспринималось. А после того, как Виталий Леонидович поработал два-три года про его возраст особо и не говорили. Думаю, и про Радькова через год никто не будет говорить, что он молодой тренер. Все будут смотреть на результаты.

* * *

– Как сильно изменилась командная молодежь за этот год?

– Мне сложно судить. Когда растет твой ребенок, ты не видишь, как он меняется, потому что ты постоянно находишься рядом. Это нужно спрашивать у тех, кто видел этих ребят вначале года и в конце. Мне тяжело судить. У тренерского штаба точно есть записи, пометки, цифры. Им куда проще ответить на этот вопрос.

Да и ребят нельзя под одну гребенку грести. У каждого своя история. Они сами должны выводы делать.

– Тебе легко было в этом коллективе?

– Да. Они вообще отличные ребята. Понятно, что друзей я не завел. Да их и не могло быть. А все что касается раздевалки, проблем не было. Поведение парней в быту? Я абсолютно их понимаю. Когда я был молодым, делал то же самое, что и они. Потом мне это стало не интересно. Они обычные ребята.

– Опытные футболисты часто говорят, что молодежь не такая, как раньше: не слушается, мячи не носит и так далее.

– Я мячи точно не носил. Было бы странно :).

Но вообще такие параллели всегда проводят, чтобы придать себе значимости или принизить кого-то. Просто сменились условия. Люди стали другими. Они стали богаче. По крайней мере покушать есть у всех. И футбол сейчас у нас проигрывает интересам, которыми обычно занимается молодежь. И не заставляет их заниматься им так рьяно. Но мне кажется, родились бы мы сейчас, мы бы делали то же самое, что и сегодняшняя молодежь.

– Конечно.

– Поколения меняются. Мы делали так, они – так. Это нормально.

– Как проходили совместные мероприятия?

– Ребята часто собирались, я не собирался. У меня не получалось. Меня полностью устраивало, как все происходило. На дискотеки с ними не тянуло. Мне придется дольше восстанавливаться, чем им.

– Всех в этом сезоне поразил Руслан Лисакович. Что это за парень?

– А чем он тебя поразил?

– В 18 лет «забрал» у тебя капитанскую повязку, дебютировал в сборной, хорошо смотрелся в целом на поле.

– Слушай, а если бы капитанскую повязку, как ты говоришь, у меня забрал бы Пигас, поразил бы он тебя?

– На него бы иначе стали смотреть.

– Давай про повязку сперва. Это было тренерское решение. А что касается Руслана, то он сразу выделялся. Но мне кажется, он может прогрессировать еще качественнее. Тот темп, который он взял в этом году, мне кажется, в принципе обычное дело для футболиста, учитывая, сколько он играл, сколько ему давали возможностей и как давали эти возможности. Он может больше.

– История с капитанской повязкой для тебя была важна?

– Как я стал капитанов в Ислочи. В 2019-м перед игрой с Дняпро в Могилеве Саша Шагойко передал мне повязку сам. Меня никто не назначал. И в той команде как-то не особо это обсуждалось больше. Выборы не проходили. В этом году, наверное, меня оставили капитаном, потому что команда совершенно новая. Ребята друг друга не знали. А потом Радьков решил, что капитаном будет Лисакович. Значит, так надо.

Фото: fcisloch.by

– Было неприятно?

– Не скажу, что неприятно. Скорее непонятно.

– Какой потенциал у этой молодежи?

– Никто не знает. Взять того же Лисаковича. Может это его максимум, а в следующем году он может играть хуже. А может, наоборот, станет звездой и уедет. Потенциал это что-то эфемерное. Его не существует. Люди его придумывают, чтобы оправдывать свои ожидания, планы.

Цыгалко играли в сборной в 18 лет. Все думали, что это потенциальные звезды мирового футбола. Но получилось так, что… Юра как-то рассказывал историю. В Австрии вместе с агентом встретил Станислава Черчесова, которому было уже за 30, но он все еще играл. И агент говорит: «Вот, Станислав, вратаря веду. Новая звезда. У него все впереди». А Черчесов в ответ: «А кто его знает?! Может, это у меня все впереди, а у него все позади».

Поэтому потенциал это такая вещь, на которую не стоит полагаться со стопроцентной уверенностью.

– Тебя кто-то из молодых заставил удивиться?

– Конечно, они моментами очень классные вещи делали. Вообще в чемпионате Беларуси может играть каждый. Все зависит от желания и целеустремленности. Ну и от обстоятельств. Фарт, удача и случай имеют большое значение. Но это фактор, показывающий твою работу.

– Если хорошо работать, больше шансов, что придет удача?

– Конечно. Но важно правильно работать. Просто работать хорошо можно, но это может быть малоэффективно.

– Самый серьезный и ответственный молодой футболист этого состава Ислочи?

– Степанов ответственный. Он молодой?

– Не тинейджер уже.

– Понимаешь, приходить рано на тренировку это не показатель ответственности. Может, у него электричка так приходит, и он вынужденно рано приезжает. Вообще хватает ребят с головой.

– Как Руслан себя проявил как капитан?

– Нормально.

– Советовался с тобой?

– По капитанству – нет. А по сезону спрашивали. Не пропащие ребята.

* * *

– По итогам сезона тебя признали MVP команды. Удивлен?

– Болельщикам спасибо, но на это я обращаю меньше всего внимания. Я считаю, что был MVP каждый год, что я в Ислочи. Иногда просто призы брали другие ребята.

Я и на символические сборные давно скептически смотрю. Были сезоны, когда я становился лучшим по «гол+пас», но не попадал ни в команду «А», ни в команду «Б». Объективизма там не много. Поэтому это приятно, но не более того.

– Я выбор понимаю: девять голов и три передачи в 24 матчах.

– От матчи эти тоже… Надо посчитать, сколько там полных. Мне кажется, очень мало (семь– SportArena). В этом сезоне я больше всего времени за свою карьеру провел на скамейке запасных. Это мне не нравится. Я всю карьеру играл. Не мог держать уровень выше, играл здесь. Но играл. Футбол для меня была игра. Наверное, если бы умел сидеть на замене, был бы побогаче намного. Но то, что умел, то и показывал.

– Переживал?

– Не накручивал себя. Я четко знаю себе цену и в этой команде, и в чемпионате. Поэтому мне это просто не нравилось. Сидеть на замене или часто меняться я не привык.

– Еще одна знаковая цифра – 500 матчей на высшем уровне. Важно было преодолеть?

– А я не знал, что наиграл столько. Не важно, значит :).

Фото: fcisloch.by

– И заход в топ-10 лучших бомбардиров «вышки» тоже?

– Ну, ста мячей у меня нет. Вообще, у нас мало забивают. Те, кто долго играет в Беларуси, должны забивать больше. Нападающих у нас всегда был дефицит. Для определенных схем можно себя тешить тем, что ты хорошо работаешь на команду, но нападающий должен забивать и отдавать. Хотя сейчас футбол универсальный. Игрок должен уметь многое.

Я себя нападающим уже давно не считаю. Скорости уже нет. Ее и не было, но сейчас тяжеловато.

– Планируешь поиграть играть еще?

– Пока не знаю, но мыслей завершать карьеру нет. Играть могу и хочу, но нужны определенные условия.

– Какие?

– Когда ты нужен и востребован. Я привык играть, но не привык, когда на меня не полностью надеются. Я тогда становлюсь другим футболистом. Нет внутреннего рвения. Я все делаю профессионально, но так ярко выглядеть не получается.

– Представим, что в Ислочи скажут, что не особо нужен.

– Буду думать. Но мы еще не разговаривали об этом.


Добавьте «sportarena.by» в свои избранные источники Google News (просто нажмите звездочку)

Источник: Sportarena.by

Рейтинг новости: 12345Loading...


Или аккаунт Sportarena